Медиаудар в Ижевске

7

Записки из Ижевска. Дневник Татьяны Сушенковой.

Электричка до Москвы, как обычно, невовремя. Добегаю от нее чудом за 5 минут до отхода поезда.
Поезд в солдатах. И 3/4 суток ничего примечательного и веселого. Продукты надо с собой: стоянки по 2-5 минут, дверь закрыта. Кола 150 рублей у проводника. Хрусталь, бокалы, люстры через окно. Также через окно готовый набор «картошечка-2 куриных котлеты – огурчик» 150 руб.

Агрыз. Вокруг: пустая остановка, заросшая площадь, здание по виду общежитие, «Московский конфискат» на столбе.

3

В автобусе от Агрыза до Ижевска пассажиры доброжелательно включаются в как доехать туда, куда нам надо. Советуют остановки, номера маршрутов. На прощание девушка с переднего сиденья машет рукой.

Странный девайс у пластикового торгового павильона-остановки: к нему, между прутьями решетки, защищающей витрину, прислонены несколько срубленных деревьев, заточенных снизу колами, с обрубленными ветками. Почти такой же был потом около жилых домов – приваленные к щиту, толи пожарному, толи информационному, аналогичные обрубленные стволики. Покрашенные вместе со щитом в красный цвет. Никто не рассказывает, что это за ритуальные колы, и зачем они.

Дошли до Творческой дачи. Наткнулись на заваренную калитку. Супермаркет заварил дорогу к ней, защитил таким образом свои помойки, чтобы художники и бомжи не пользовались выброшенным.
Загораю на стоянке у магазинов с мешками – Антон с Женей пошли за едой, в этот самый жадный супермаркет. За деньги и за деньгами. А я сторожу сумки. Выгорают ли от солнца волосы на ногах? Не помню… За время закупок точно не выгорают.

9101311

Заходим на Дачу со стороны источника. Родник, из которого берут питьевую воду. Имени Пригова. Насколько официально – не знаю, но название популярно в узких кругах.
Неснесенная деревня в лесу посреди города. Как с площадкой с ней повезло, все сами туда приходили, много событий как бы само по себе, постояно кипит (точнее, активно-незаметно перетекает) жизнь.
Открытое пространство и люди. Спасибо ее владельцам и постоянным обитателям.
Днем видно стройку. Ночью – ее огни.

– Куда нам?
– Будете жить в скворечнике.

На территории множество работ. И музыки. За ней тоже периодически возникают работы. Некоторые вандалят, некоторые остаются – например, зимний ледяной фестиваль достоял и дотаял сам, настенные рисунки живут.
В ванной живет ахатина Шапа. В баньке когда-то жил пришедший художник, который потом пропал, скорее всего ушел и умер.

Идем с Женей исследовать последствия Ижевской интервенции. Кто-то из горожан ее не замечал, кто-то радуется – страусу, которого называет гусем или аистом. Около детской площадки мамы выдают пожелания, что надо ближе к детям и их тематике, ребенок позирует на скамейке, пытаясь затмить рисунки. С высокого этажа кричат, чтобы я сфотографировала их вместо Жени в солнце. Одну из работ через месяц закрасили. Второй раз из-за Ижевска (первый раз – в мемориальной баньке) вспоминаю ржевскую ВеруНику и невстреченного пропавшего стихийного художника.

После наблюдения «семейных», или же «межгендерных» по другим взглядам, хотя они аналогичные в общении между людьми с одинаковыми полами и гендерами, ссор, какие-то умные мысли. Которые, конечно же, не записала. Про автономию, одиночество; необходимость разговоров о планах при нескольких совместно работающих/живущих людях как планирование/встройку в планы “ведущего”/другого независимого… Т.е. умение и говорить вслух, и находить консенсус по времени и по планам; не «задабривать подарками» при своих косяках, а НЕ ДЕЛАТЬ косяков – вилочки вместо ложечек нафиг не нужны, и осадочек-таки остается, даже при нахождении ложечек. Либо, если они неизбежны и бьют по планам других, изначально автономизироваться и не обламывать и всех, и/или себя. Не поддаваться на внушения, что «человек один не может», «в старости захочется быть с кем-нибудь», «кто подаст стакан», «с парой легче и замуж/жениться всем надо, это инстинкт”, «размножаться надо, т.к. это инстинкт» и т.п., а идти от реальности и своих+чужих+социальных возможностей и необходимостей. На самом деле, совсем о другом думала. И выводы другие делала.

таня1433741

Ночь. Костер, рыба, беседы по телефону и вживую, тоже про актуальное:
– Давай, с тобой поговорит хороший человек, он сидел, 11 лет.
– Держи трубку. В ней хороший человек, он в храме рисует.
– …привыкнет к завидному тюремному постоянству…
– … к велосипеду привязана мятая бутылка. Останавливает мент, спрашивает про бульбулятор. Я отвечаю, что ни разу это не он. Отвечаю, и – опа, тут я спалился! Признался, что знаю, что такое бульбулятор.

Ложишься спать. Соловьи вокруг дома. Громче трамваев и стройки. Утром блюз, гусли.

10426681_867608493255365_4497266623054650341_n60

Снова улицы, снова рисунки на домах: «Не кантовать». 3 дома – работа группы Археоптерикс. Один из них монтажники как раз закрывают рекламой.
Вписываюсь в них со своими словами-знаками.

Заезжаем в Солнце. Вегетарианское кафе. Антон с Женей обедают. С Филом поделились сладостями. Я любуюсь, крутой ассортимент. Эх, поселилась бы здесь! Масло разных видов, мука из того, что может и что не может, зерна для проращивания, вкусности, цукаты, пасты.
Не выдержала, купила странную штуку, урбеч. Из семян белого льна. Какой он может быть из орехов, и так представляю. И солод. Что с ним делать не знаю, зато пахло на пол-метра вокруг полки, круче чем от муки из грецких орехов. Мням!!!
Солнце – смесь, для более широкого охвата потребителей, из кафе, аювердической продукции, косметическо-оздоровительных товаров. Посетителей достаточно для отбивки и даже зарплаты. Основали его, так как сами увлечены.

Ждем в кафе. Ничего не делать. Это самое трудное на свете. Не взяла в поездку вязание. Не дали с собой материалов для монтажа. Вай-фая нет. Полки поснимала. Обнюхала. Обошла несколько раз. Накапливается от ничегонеделания и ожидания раздражение (все, что хотела и было нужно, подумала с утра), даже тело и голова начинают болеть. Понимаю солдат во время первой мировой: ожидание и ничегонеделание в окопах утомляет и деморализует гораздо сильнее действий и напряжений = тренировок. Ижевск… По смутным прошлым воспоминаниям, на набережной был памятник. Кому-то, связанному с металлом… Устраиваем интервью-разговор о кафе. С Юлей, одной из двух администраторов Солнца: Ижевск – город оружейников. Калашников. На набережной есть памятник 2м первым оружнейникам. О, наверно, это он!

Рок и что-то еще. Перепетые Dire Straights или Dire Straits??? Слова, названия… Это ужасно. Как их учат, хотя бы в одном языке? Зачем переводят мысли в непереводящие их слова?.. Как их всех запомнить?.. Перепетый кто-то еще из тех времен.

Ху-мус. Зеленого «нетакого» цвета.

6463

Дальнейшая машинная экскурсия. Поворот неизвестно где, куда завез Философ. Справа по курсу – стратегические посадки лагеря садоводов. колючая проволока. Взгляни, взгляни в глаза мои глаза суровые… Вышки…
– Здесь можно начинать вырываться на свободу! А это – лыжный курорт Гали Кулаковой, которой приснилась ворона, обгоревшая на проводах.

Природа Предуралья отличается пологостью, лесами, ландшафтами, мы можем видеть за окном ее типичные виды, вместе с весенними клещами, сезон которых начался, и опасно ходить по ельникам, траве и березникам, про которые обычно забывают и лезут туда. Клещи кусают не сразу. Зачем? Наверно, дают людям фору, все устроено разумно и гармонично.

Фил привез нас к водоему. Кажется очень длинной рекой. Это пруд, вырытый на реке Иж, для оружейного завода. Приехали на его условно-дальнюю сторону, в пригороде, далеко от завода.
– Ижевск – Иж кар.
– Река Иж, кар – тип поселения такой?

Сезон клещей.
– В березняк не ходите, могут быть клещи!
– Мы уже сходили туда пописать. Хорошо, больше не будем!

Фил и я устроили купания. Жара. Холодная майская вода: в одну сторону еще ничего, в обратную плывешь с выпученными глазами, изо всех сознательных сил стараешься ровно дышать, дышать. На всю голову единственная мысль, и та нецензурная. Выбравшись на берег, пока борешься с желанием ее высказать и выдохнуть, а также с накатившей дрожью, к ней добавляется вторая нецензурная мысль, про эту же голову.

62

Воспользовалась худ.работой как полотенцем. Начала внедрять словарь в быт, в эксплуатационность. Слова – фиг конечно знает. Форма с ними – вполне. Все, как и бывает «по-настоящему».

Мы с Женей пошли по мосту, очень похожему на дамбу, оказавшемуся “свадебным мостом” и рыбацким. Во все стороны с него – вода и залитые острова с деревьями. Ближе к концу на мосту видна постройка. С берега казалось, она для проплыва корабликов. Нет. Она с замками “вася + лена” и т.п., понавешанными и на перила, и на металлоконструкции сверху.
Так и виделось – жених в костюме, невеста в платье и туфлях, отхлебнув для храбрости шампанского, лезут над водой, как высотники и, рискуя свадьбой с шеей, одной рукой прикрепляют замок. Бульк! Ключ по традиции в воду.

Насекомые, жуки. И мы как посадочно-взлетные площадки для них. Еще прилетел редкий махаон, шершень, пауки.

Идем обратно к машине. Женщина у строения “3 зонтика” с велосипедом:
– Девушка, откуда у вас штаны?
– Сшила. Давайте нарисую. Проще даже свернуть. Ээээ…
Кручу предоставленную газету с кроссвордом, наконец вспоминаю, делаю выкройку на руках.
– Меряется только длина. Ткани 3 квадрата со стороной, равной длине, других мерок нет. Только по выкройке на талии много, все в складочку, я сама кокетку вставила.
– Много на талии не надо! А куда остальные мерки? Сколько ткани?
– Других мерок, кроме длины, здесь не надо. Ткань – куском, размером одна длина на 3 длины. Ну, может еще на кокетку.
– Мне с ногами полными такое хорошо. Спасибо, завтра же сошью!

На углу поворота с трассы на пруд и на лыжный курорт с одной стороны дороги есть родник с колонкой, с другой  – магазин с мороженым и пирожками. И Рома, знакомый, прямо посередине.
В магазине: пирожки и мороженое очень дешево и вкусно.
– Рома, поехали с нами, на день рождения!
– Я только что сюда приехал, поливать рассаду. Передайте имениннику подарок.
Ковыряется в сумке. Извлекает персик.
Упаковываем фрукт в спинку сидения Оки, между поролоновых губок, чтобы не помялся. Ноги держать подальше для того же.
Музыка космоса в полете по ижевским ямкам. Песочная, 30 лет Победы, Кирова. Дом дет. творчества, Сельхозакадемия, забор. (вчера – Софьи Ковалевской, Авангардная, Редукторная. Стритарт.)

71727374

Следующая точка – Восточно-Европейский институт. Внутри галерея Грифон с днем рождения Андрея Смирнова, которое на самом деле осенью, но Андрей празднует его сейчас, т.к. в настоящий день рождения постоянно уезжает.

На 2х проекторах одновременно показывались кино и фото. Был концерт экспериментальной музыки – с роялем, голосами и электронными штуками. Угощение не сфотографировала. Оно было принесено гостями – черносмородиновые листья для чая, сорванные у Творческой дачи, печеньки, торты…
Из подарков впечатлили первый и последний: тот самый мааленький персик от Ромы, встреченного посреди проезжей части, идущего поливать помидоры, который привезли в Грифон аж мы четверо, заботливо обложив губками в кармане, и настоящий полароид, снимающий настоящие полароидные фотографии.
К слову, именинник – один из 3 людей из поездки, которых встретила и вживую, и в подаренном номере журнала МД, посвященном отчасти искусству, отчасти (большей) дизайну, особенно интерьерному, с что-где-как для него покупается и куда идет, с картинками.

Просыпаешься, а у костра уже УрбанФест. Продираем глаза, присоединяемся, как раз идет знакомство.
Значимые места для каждого.
Дина: Сквер около дома пионеров – вырубают, но можно сохранить. Ул.советская, аллею тополей вырубили. Фонтанчик.. Все убитое, но хорошее место.
Не хватает историзма. Раздражает реклама. ?? Наличники – как сохранить?
Станислав Как сохранить культуру, может без физического сохранения?

8182Таня284

 Тезисно лекция:

Город – многослойное место.

Власть интересует власть.

Бизнес, торгцентры – деньги.

Производители (фабрики и проч) – прибыль, производство.

Жители – это микросообщества

Их интересы: культура, горсреда, образование.

Сеть сообществ – надо собрать, организовать.

Есть от них 3 события – следовательно сообщество существует, работает

Регламент события (принципы):

– открытый оргкомитет

(зачем человеку туда идти???)

– любой проект имеет право на жизнь

– мораторий на критику (критика не личности, а дела, взглядов)

– синтез культуры, образования, горсреды – любые события должны задействовать их, 3 штуки.

– Приглашайте художников!

Художники должны задействовать любых людей для ??? (для чего?)

Они умеют превращать любую вещь в событие или объект.

Ижевск, местные проблемы и пожелания:

Делаем “стоячий круг”. 3 круга идей.

Резюме с рефлексиями.
И групповая фото на память.

Таня7Таня5Таня6Таня8

Понравилось, что идеи первого круга оформились, синтезировались и доработались предложениями других участников круга.

Прием «нельзя садиться, пока не закончатся круги», ИМХО, спорный. Сам по себе ок – стоять-то хорошо; спорна аргументация «человек хочет сесть, поэтому будет думать быстрее». Стоя работать как раз удобней. Не так прикован к месту и к «мешаешь зрителям», если они сидят.

К тому. что говорила на месте, [+] и [–] воркшопа:

[+]: обмен идеями, синтез, пусть и почти известное для кого-либо. Для других м.б.новое. (Пример: активным использованием мусора в Ижевске для скульптур уже занимается Макс Сурнин). Вдохновил пример белорусского воркшопа – с граффити на сушащихся простынях, как новых поверхностях, за которые не взяли в полицию (там берут за все – и за Белорусскую символику, и за граффити), и бабушки предлагали прищепочки да повесить поближе к ним, под их взоры, чтоб никто не украл.

[-]: Как любой тренинг, например по сплочению офисного коллектива или повышению эффективности поведения, работы, да хоть знакомства с девушками – если человек приходит сильно нетянущий уровень, неподготовленный, или с кардинально иными установками, он может выдать отличный результат «по заданию», но потом «ловить откаты». Дома, в одиночку, в том же коллективе, при дальнейшей самостоятельной/«настоящей» работе. Иногда с отрицанием наработанного и новыми тараканами. Ну, это потенциальный [-], не сильновероятный в данном случае: и т.к. на воркшоп не загоняют, и давление хоть и есть, и прослеживается однобокий подход (из-за них вроде и навеяло про маятники-откаты и про офисные обязаловки-загонялова), оно добровольно. Этот минус можно считать минимальным или преодолеваемым участниками.
В конце концов, если человек таки-будет расти в данную сторону, идеи и наработки пригодятся ему после маятника. Или пригодятся остальному коллективу воркшопа, т.к. высказанные вслух, пойдут на общие с ним, обозначенные в начале обсуждения, коллективные воркшопные цели, а не на конкуренцию. Этим минус, в отличие от тренингов, нацеленных на «быстрый успех» и индивидуальность в смысле конкуренции, либо тренингов, куда засылают насильно, зазывают чтобы срубить бабло со всех подряд слушателей, независимо от их уровня и мотивации, еще больше снимается.

Горка-велосипедные дорожки-трамвай-памятник жертвам радиации, от постамента которого, дотронувшись, я уронила несколькокилограммовую плитку.

Тень у дворца пионеров, дорога-дорога-жара-солнцепек-асфальт-буераки-песок-дорога-асфальт-«русские объединяйтесь» на черно-красном-дорога по набережной-песок-много песка-пляж-провода-завод.

– Мы договорились в 17, мы опаздываем!
– Мы хотим искупаться.
– Сейчас, окунемся.
– Ну, пошли.
– Сейчас.
– Посторожите одежду?
– Мы скоро уходим.
– Да, посторожим.
– Мы обещали, мы опаздываем.
– Мы теперь пообещали одежду.
– Мы им сказали, что уходим! Вы не уважаете чужое и свое время, планы!!! Мы договорились на 17!!!
– Женя, сходи, предупреди, что идем.
– Они в воде. Я в джинсах, ты в трусах. Тебе удобней.

Медлен-но. Жара-солнцепек-дорога-к голове бы льда, в нее бы кофеин.
– Девушки купят нам мороженое!
Купили сами, спасибо. 4 штуки. Не хочется. Есть. Хочется намазать себе на голову.
Энергетик. Кофеин и вода. Холодная. Счастье.

Дворец пионеров. На другом краю – остановка.
– Ой, башенка! Обсерватория.
– Да. Наверно.

Не дошли до 1-комнатной квартиры-мастерской художника, Гермесова. Не взяли интервью. Не поговорили нормально на Даче.

Вечером повторение. Интервью вместо 21 в 23 часа из-за «Пляж. Мы уехали на пляж. Девушки, мне сказали забрать вас на пляж. Вы разве не поедете? Где все? На пляже. Мы договорились же на 21, мне вставать в 7 и свое интервью!»
Легкие моральные пиздюли нашли своего героя.
Но срываемся, спички в глаза, снимаю скульптуры Железного Макса в городе. Женя в полупижаме записывает его вместе с Марией Соловатовой в баньке.

Забыла, как настраивать гитару. Вспомнила.

Без света

Am C Em Am
C D7 G
Am C Em Am
D7 H7 Em

Жаль уезжать.

– Варя, довезти тебя до школы?
– Давай!
– Не в ту сторону..
– Я свернул к школе.
– А я учусь в лицее.
– Наверно, только я не знаю, где ты сейчас учишься…

– Жопоруки…
– ?
– Моя бабушка называет твою машину жопоморда
//У Философа машина «Ока». Странно, Жопоморда – это скорее Запорожец.//

– Останови здесь!
– Она и в прошлый раз. Наверно, «на такой машине, перед одноклассниками»…

Сарапул – город купцов, там есть старый город, архитектура. Ижевск – построен от завода.
Советская постройка, есть сталинские дома.
Я не чувствую корней, связи. В предках много кого.
До Глазова шел Сибирский тракт. В советское время по нему шло много народа. Осаждались, появлялись потомки. Здесь не удмурты.
Удмурты – хорошие лыжники, биатлонисты. Политиков из них мало.

– Что за монтажник на столбе?
– Для увеселения жителей Ижевска.

– Новую церковь построили. Раньше здесь красноармейцев расстреляли. Надо приходить на это место. Гулять, поклоняться…
– Культ мертвецов?
– Здесь?
– Ммм.. Да везде. У людей.

– Раньше здесь был частный сектор. Сейчас понастроили.

– Это центр?
– Это здание мэрии.

На еще одной церкви милые святые на вкусно-розово-фиолетовом фоне по фасаду.

– Все-таки вопрос, почему в Удмуртии много самоубийц, остается открытым. Например, среди пешеходов. Бегут под колеса.
– Заметила, тут водители гораздо вежливей, чем в Москве, Питере. Чаще останавливаются перед людьми.
– Например, вот.

– Речка Иж.
– Я думала, он широкий.
– Около города метров 10. 8.

На поезде до Агрыза, потом на автобусе, получилось примерно на 1000 рублей дешевле.
Обратно так же.
Несмотря на то, что автобусы в Ижевске к поезду отменяют, не предупредив (последний раз подобное было в Перми, с автобусом до Березников), можно достаточно легко взять машину, прямо у автовокзала, на несколько человек.

Дополнительные 100 рублей за ветер в голове через окно.

Дорога1

Желтые поля. В одуванчиках.
– Здесь что-нибудь сажают?
– Да.
– Странно. Вокруг одни одуванчики. Они горькие, невкусные.
– …

Переезд.
– Чинят мост. Каждый день здесь стоим.

Вокзал.
Услуга «сдать нручную кладь» – 100 рублей. Услуга «проверить билет по паспорту» – 100 рублей. Колокольчики – разные. Больше и меньше 100 рублей. 2 конкурирующих палатки с сувенирами, в разных углах, «Ижевскими» и «Агрызскими». Фирменный отдел «Золотая табакерка». Пирожок с капустой, называется беккан, 16 рублей.
В кафе есть компот, сметана по пол-стакана, горбуша жареная, йогурт, плавленый сырок 8 рублей, манты, пельмени, 3 салата, почти черные котлеты, мороженое. Полные стеллажи: пиво, вода, шоколад и т.п. Аппарат «Нескафе» по ту сторону прилавка, доступен только для продавца.
На стену в углу Схема ЖД-дорог государств-участников СНГ, Латвии, Литвы, Эстонии.

– Ваше место?
– Да.
– Я занял, никого не было, сейчас переложу.
– А давно?
– 3 суток, из Новокузнецка.

– Вы куда, в Москву?
– Да. А вы?
– Раньше, в [???]
– Совсем ночью.
– В час. А в Москву в 5?
– Да.
– Удобней с транспортом.

– Купила слона, а теперь выросла, бижутерию подавай. 400 рублей – это думаю не дорого. Будет хаска.

Лежачий режим. Матрас в окно.
Вспомнать.
Записная книжка. Красные закорючки.

Распаханное полосатое поле.

Окрестности Казани. Проводница:
– Из-за студенческой Олимпиады гоняют в обход Казани, по задворкам. Когда она будет? Была, вроде прошлым летом..
– Стоянка 5 минут! Зачем вам выходить курить, курить вредно! С 1 июня совсем нельзя будет, люльку вам выносную сделают. Или отдельный вагон, сбоку (взмах рукой на окно) прицепят.
– Покупайте игрушки. В форме проводников. Наверно, из-за Сочи.

Болото. Пруд или река.
Песчаный карьер.
Огромный пейзажеобразующий холм.

Дорога2Дорога3Дорога5Дорога9

В поезде проникаешься фотосерией “Россия из окна поезда”, не помню фотографа – висела в Сочинском аэропорту, и службы охраны начинали усиленно следить за подозрительными гражданами, интересующимися ею, – проникаешься, пока не поникаешь, не засыпаешь и не консервируешься на сутки.

Спать. Жарко. Ничего не делать. Растаявшее тело. Как привычка через несколько часов.

Река. Попутчицы в отсеке:
// 1 – периодически шутливо
2- серьезно //
1. Волга! Какая широкая!
2. Мост может не выдержать, поезд упадет.
1. Нас покажут по телевизору, вызовут спасателей, будут поднимать.
2. Скорость замедляем. Точно может не выдержать.
1. Почти проехали!
2. Нет еще. Хвост упадет – нас потянет. Ой, какие глубины. Пресная вода…

1. Все, берег.
2. Ты подожди, мы теперь стукнуться можем.
1. Ты правда боишься?
2. Да. Наверно, в прошлой жизни на Титанике плыла.
1. А я была капитаном?

1-2 раза за дорогу:
Обеды, картошка, курица, мороженое! Лимонад, чай, кушать! Семечки! Пирожки с картошкой, пирожки, пирожки, мороженое, чай липтон! Волк, лохматый медведь! Игрушки лохматые, мягкие, берите!

Эх, не уговорила бабушку, продающую по вагону варежки и шали деревенской вязки, сняться.
– Недорого отдам. Базар – ведь тыща рублей! Базар, зима, будет дорого!
Даже за деньги не согласилась. Чтобы купить их мало, да и барахло тащить… А так для нее – наздоровье.
Она лишь стала гораздо настойчивее совать шаль.
– Фотография, зачем? Нет! Шаль бери. Денег мало? Бери!
Платочек. Голубой, воздушный, в несколько слоев. Под горло. Личико полностью гладкое, если бы не целиком морщинистое. Как будто окунули плоской мордочкой в блюдечко с загаром. Несколько седых, выбивающихся, неритмично и криво перекрещивающихся прядей над лбом. Возможно, давно и на остановке убираемых под платок. Синее в цветах платье, покроем и тканью близкое к халату.
На контакт, даже искренний (А сколько по времени вяжете? Ой, красиво, большое! Правда вручную?) не шла. Кажется не очень понимала. Терялась окончательно:
– Теплое, натуральное! Зимой дороже будет!

Электричка ушла 1 минуту назад. Следующая через 10 минут. Стоит пустая. Человек из поезда, из моего вагона, тролливший на выходе таксистов, садится тоже в нее. Камеры, фонари в контровом солнце.

 

46

Записки из Ижевска. Дневник Евгении Зубченко.

Приезжаем в город Агрыз, что в Татарстане. Так добираться до Ижевска дешевле. На перроне нас встречают многочисленные торговцы, Антон тут же покупает тюбетейку в подарок нашим друзьям, у которых мы будем жить почти целую неделю. Рядом с вокзалом ждем автобус до Ижевска. Вместе с нами автобус ждет и продавец тюбетеек, который, активно жестикулируя, общается на татарском со своими знакомыми. «Вот, что надо снимать», – говорит Антон и мы включаем камеру. В Ижевске у нас несколько задач. Мы с Антоном снимаем фильм про город и его обитателей, Таня занимается фотодокументацией, а все вместе мы исследуем местную среду. У нас впереди множество интервью и интересных бесед с ижевчанами.

Нас поселили у себя замечательные ребята – Творческая дача или ТВ дача, известное место в городе. Здесь постоянно проводятся различные фестивали, а во дворе есть целый парк скульптур, созданный художниками города. По прибытии мы с Таней Сушенковой сразу же отправляемся исследовать город, обходим все места, где проходил фестиваль уличного искусства «Ижевская интервенция – 2013». В прошлом году фестиваль курировала Елена Касимова, студентка московской школы Родченко, дочь Энвиля Касимова, ижевского художника и политика.

10409786_867608116588736_1773433901017885582_n10154279_867609333255281_8233484124218328753_n10308202_867608229922058_4808347153026617888_n

– Вон там за углом есть еще одна работа.

– Дойдите до конца улицы, поверните налево, там старый дом и на нем огромный рисунок.

Наперебой жители показывают нам дорогу к тем или иным рисункам.

– А что вы думаете по поводу этих рисунков на стенах?

– Каких рисунков?

– Которые разбросаны тут по всему району. Вы же здесь живете? Вот прямо перед нами одна из работ.

– Вы знаете, в первый раз вижу. Раньше не обращал внимания.

Встречаем и таких людей, но большинство работы видели и гордятся тем, что в городе есть эти рисунки.

– Старые дома в очень плохом состоянии, эти рисунки очень преображают территорию. Люди видят, что кто-то хочет что-то делать, чтобы город преобразился. Но мне не нравится, когда начинают разрисовывать витрины магазинов….граффити эти.

Возвращаемся на дачу. Снимаем видео. На ТВ даче есть совсем крошечный домик. Там два года жил поэт и философ, бывший университетский преподаватель, Александр Кирышев. Про него говорят, что он очень много пил. А еще говорят, что ему хотелось исчезнуть, раствориться. Так и случилось: однажды он просто ушел и не вернулся. Домик это все, что от него осталось, ребята на даче превратили его в мини музей поэта. Они очень уважают этого человека, поскольку он многому их научил. Мы записали несколько воспоминаний о нем.

Мне безумно хотелось увидеть этого человека, поскольку еще до поездки я смотрела одну из видеозарисовок Антона об этом поэте. Люди рассказывают о нем, показывают место, где он жил, но самого человека больше нет, не осталось от него ни стихов, ни каких-либо записей, ни его изображений. И уже здесь в Москве вдруг выяснилось, что несколько лет назад Вика Бегальская сделала небольшое интервью с Александром.

http://video.vikabegalska.ru/izhevsk-2009/

И из фантомного персонажа он для меня превратился во вполне осязаемого. Антон рассказывал, что на даче раньше творилось что-то невероятное, в то время как сейчас это оплот комфорта и благополучия. Интервью заставляет поверить в это. Поэт рассказывает о том, как он приготовил на ужин собаку Машку, которой жители дачи потом питались целую неделю.

Утро следующего дня. Встаем рано как в пионерском лагере. Наш постоянный спутник – Философ. Пятнадцать лет своей жизни он провел в тюрьме, сейчас отбывает условный срок. Старенькая «Ока» Философа трясется и подпрыгивает, ижевские дороги просто ужасны, я ударяюсь головой о потолок авто. Психоделическая музыка сопровождает нас в пути, мы едем фотографировать дома-коробки группы Археоптерикс. Некоторые работы трудно увидеть, у ижевчан есть привычка завешивать фасады зданий огромной рекламой. Чуть позже Философ ведет нас в единственное в городе веганское кафе – «Солнце».

67686966

Милая девушка администратор, собиравшаяся на следующий день в отпуск в Турцию, рассказала нам о том, как возникла идея создать кафе-магазин.

– В Ижевске раньше не было ничего подобного. Я вегетарианка, придерживаюсь здорового образа жизни. И раньше, если тебе хотелось питаться здоровой пищей, просто некуда было пойти. Собственно сама жизнь, точнее наш образ жизни, и подтолкнул к созданию этого места.

Здесь гаспачо соседствует с борщом, а роллы с хумусом. Это для того сделано, чтобы любой мог найти здесь себе что-то на свой вкус, пояснила девушка. Место очень симпатичное, но так как веганскую кухню не люблю и сыроедение не практикую, все время в голове крутились мысли о жареной курице. В течение дня еще покатались по городу, побывали на ижевском пруду, где смелая Таня Сушенкова не побоялась искупаться голышом (купальников у нас не было), несмотря на активную рыбалку на противоположном берегу. Вечер. День рождения Андрея Смирнова, руководителя «Ижевского киноклуба» в галерее Грифон. Галерея расположена в местном университете, поэтому прежде чем попасть в нее, преодолеваем лабиринты коридоров со студентами. «На самом деле, мой день рождения осенью, – признается Андрей. – Но проблема в том, что вот уже 15 лет осенью меня не бывает дома. Поэтому я обделен вниманием друзей, подарками, улыбками, всем этим антуражем, когда к тебе приходят с поздравлениями. Я обычно уезжаю в июне и несколько месяцев путешествую». «А ты часто оказываешься в Сибири?», – спрашивает вдруг Антон. «В Сибири я никогда не был, – наш собеседник чуть опешил. – Я путешествую по Индии…» Тортики, печенья, чай, дети, электронная музыка, живой рояль, видео и фото проекции. Едем домой.

На следующий день в девять утра на Творческой даче начинается воркшоп по Прикладной урбанистке. Знакомимся. Ведущий воркшопа вынуждает нас присоединиться, ибо, по его словам, наблюдателей здесь нет, а есть только участники. И вот уже и мы делимся соображениями по поводу того, что можно улучшить в Ижевске, несмотря на то, что в городе мы лишь третий день и еще мало, что знаем о его проблемах. Я предлагаю провести фестиваль работ художников, сделанных из мусора, чтобы привлечь к этой проблеме внимание. Одна из участниц заулыбалась.

– Мы это уже делаем.

10380898_717978551578477_1236696918787241379_n1383327_866715246678023_673319656357974464_n10390180_717978824911783_2370935140724010772_n10377165_717978858245113_5977292838651267179_n

Девушку зовут Мария Соловатова, она жена ижевского художника – Железного Макса, как он сам себя называет. Ночью они приезжают на дачу, встаю с постели и прямо в пижаме беру у них интервью. Художник Максим Сурнин уже лет двадцать собирает на свалках металлолом и создает из него скульптуры. Вместе с художницей-скульптором Марией Соловатовой они образуют тандем 2MS. Его материал это элементы списанного оружия, детали машин, танков, самолетов, иногда ракет. «У нас город, который выпускает оружие, поэтому и материал такой», – говорит он. Но если художник работает в другом городе, то и материал становится другим. Он использует лишь то, что находит на свалках. «Я не только с металлом работаю, но и с композитными материалами, с пластиком, – говорит Макс. – На самом деле я давно этим занимаюсь. В детстве я разбирал свои игрушки, ломал и из деталей делал скульптуры».

10382645_867609256588622_2256360201785523442_n10339759_867609293255285_3500549579204261131_n10156070_867608706588677_515944648237293965_n10178136_867608933255321_4396759607864196408_n

Восемь утра. Таня уезжает в Москву. Мы же отправляемся в Старки, это один из районов Ижевска, который странным образом находится на некотором отдалении от города и напоминает деревню. Там мы вновь снимаем стрит арт, который остался с Ижевского интервенции 2011 года. Снимаем видео возле одной из работ Антона «Жук-олень», нарисованной на стене сарая.

– У вас тут что? Пьянка? – неожиданно из-за стены послышался голос.

– Нет не пьянка, мы хотим снять красивого жука. Вы не беспокойтесь.

– Это конкурс у вас?

– Да конкурс фотографии жука.

Идем дальше. К нам подходят две девочки, одна из которых узнает Антона. Он когда-то учил ее делать трафарет котенка. Девочки сопровождают нас на протяжении всего пути. «Я сейчас занята, – говорит одна из девочек по сотовому телефону. – Я слежу за художниками, которые сюда приехали». Купили им мороженого, расспросили про город. Я замечаю, что район немного похож на деревню. Они просят не называть их деревенскими. Обижаются.

– Мы отличаемся от деревенских. К нам приезжают знаменитые музыканты, у нас рисуют все. У нас есть хороший клуб «Надежда». Это детский клуб, там есть кружок рисования, пения, лепки, теннис и бильярд. Там можно поиграть в шашки и в шахматы. Я обожаю шашки.

100

– А друзей много у вас?

– Все Старки.

– А что вам здесь больше всего не нравится?

– Плохие дороги и мусора много.

Расстаемся с Философом и идем гулять по городу вдвоем с Антоном. Мы идем в галерею-магазин Сахар пообщаться с писательницей, которая написала книгу про ижевские коммуны на удмурдском языке, но узнаем, что она на отдыхе в Турции. Этот курорт, судя по всему, очень популярен срежи ижевчан. Гуляем, снимаем.

Уже вечером на Творческой даче между Антоном и поэтом Зинаидой Сарсадских завязался спор на тему буддизма и православия. «Я вам одно скажу. У меня была серьезная проблема. Я прочитала молитву, ничего не изменилось. Потом прочитала мантры и проблема ушла». Так и завершаем вечер. Уже на следующий день за несколько часов до отъезда узнаем, что в городе есть один очень необычный персонаж.

18

Мальчиш-Кибальчиш. Александру Дворецкому 58 лет и он уже 30 лет собирает предметы советского быта, а из старых машин создает инсталляции. Еще недавно у него было одноименное ретро кафе, но аренду не продлили и он вместе со всей своей коллекцией оказался на строй площадке на границе между городом и лесом. Живет там незаконно и опять собирается переезжать. В итоге за пару часов до того, как нам надо было садиться на такси и ехать на вокзал, мы рванули к нему. Этой поездке мы посвятили отдельный материал.

………………………………………………..

Материалы по теме: 

10178136_867608933255321_4396759607864196408_n

Ижевское уличное искусство

41

В гостях у Мальчиша-Кибальчиша

10300301_716487115060954_8753075490012402321_n

Интервью с ижевской художницей Татьяной Фасхутдиновой

10417697_717978611578471_4188404374237302555_n

Интервью с Железным Максом

и отдельные фотоальбомы:

Урбанфест на Творческой даче

Уличное искусство

Ижевск. Поездка, улицы, люди.

О фестивале

МедиаУдар – международное сообщество, направленное на изучение, артикуляцию, документацию, поддержку и развитие активистского искусства. Важным для сообщества МедиаУдар является включение художественных проектов в реальные социально-политические практики, такие, как участие в кампаниях по защите прав миноритарных групп, за освобождение политических заключенных, защиту окружающей среды, развитие системы альтернативного здравоохранения, борьбу с цензурой и диффамацией по отношению к деятелям культуры и др. 

Самоорганизация

Фестиваль формируется по принципу самоорганизации рабочей группы художников, активистов, искусствоведов и философов в формате “баркэмп” – неофициальной конференции, создаваемой самими участниками. Это включает в себя ассамблеи, экспедиции, издательскую деятельность,
выставки, презентации, лекции, воркшопы, дискуссии, литературные читки, концерты, видеопоказы, резиденции, совместные акции, теоретическую лабораторию.  

Контакты

Присоединяйтесь в: Twitter | Facebook
Связаться с фестивалем можно по email mediaimpact2014@gmail.com