Сочи на Родине.

Меня периодически мотает по нашей стране. Разбирая материалы, вспомнила, как месяц назад забросило в олимпийский город-курорт, который сумел поразить, видавшую многие города, спасибо что не насмерть.

Весело началось еще в аэроэкспрессе. Он был единой рекламой юзания и приобретения денег, выполненной в виде надгробий сотрудникам (или нанятым моделям?) какого-то банка, на которых надо было сидеть.
Аэропорт города Сочи тоже встретил на позитиве: при попытке рассмотреть и заснять стенды с профессиональными фотографическими красотами России вместо ожидания за столиком в кафе, мной моментально непрофессионально-грубо заинтресовались люди в штатском. Хорошо, запомним: человек, интересующийся специально устроенной выставкой, вызывает с ходу подозрения… Около Олимпийских колец на выходе, окруженных ненавязчивым забором чуть выше человеческого роста с рекламой Макдональдса, призывавшем забыть на время об Олимпиаде и отдаться памятным съемкам на его фоне, мы перешли под глаза пока еще мирных парочек полицейский+казак, от которых, нафотографировавшись, быстро уехали отдыхать и спать в теплый город-курорт, душисто пахнувший с порога, надо отдать ему должное, цветами, хвоей и морем.

Первый вечер прошел многообещающе: в отделении за проверку документов у известных в лицо Маши и Нади (поездка изначально была запланирована под съемки клипа группы Pussy Riot). Взяли по дороге к игрушечному леопарду, в горах. Как потом нам рассказали, это особо охраняемая трасса по пути к Красной поляне, любого остановившегося, тем более настолько известного – с автоматами под подозрение и конвой…
Вторая, неизвестная часть выездной группы, из документаторов всех мастей, гуляла по набережной вокруг Олимпийских красот, куда не ходят автобусы и такси, и где забыли поставить табличку “тупик”, на что жаловался даже полицейский, отправивший нас, как и других гуляющих курортников, обратно в пешее путешествие по лужам длиной 3-4км и частично разделивший его с нами. Попутно рассказавший, что постройки следующей зимы могут не пережить: после последнего шторма, с пару недель назад, пальмы и камни набережной, возведенной специально к играм и непредусмотрительно-пологой без защиты, находили за много метров от установленного и возвращали обратно.
Люди же в штатском были настроены враждебно: после невинного вопроса стоящему у забора контролеру “а как пройти вовнутрь?” за нами по темным переулкам возникла и неоступно шаг в шаг последовала внушительная группа в тренировочных штанах, являющихся местной униформой наряду с полицейской или казаческой. Пока мы быстро не решили выйти обратно на свет, на сплошные заборы и автобус.
Нагулявшись вдоволь, насмотревшись на переходы из олимпийских объектов и лестницы, ведущие вникуда, в замурованные стены или газоны из глины, на полумертвые желтые пальмы, на пластиковые памятники, мы вернулись в гостиницу, куда ближе к утру приехали отпущенные задержанные.

Второй день.
Морские ванны.
Курорт же.
С утра, под надеюсь изумленные взоры охраны (о да, политический протест на берегу, пяток девушек купается в одежде, что в этом видит опасного начальник и дальше-выше вся российская власть?) бултыхания в 10-градусном море.
Море 10 градусов – как объяснить… Это когда после съемок ноги слегка не чувствуются. Зато ангина и насморк проходят мигом. Шоковая терапия.
Высохли, собрались, поехали в город обозревать олимпийские красоты сверху. Приятно работать в коллективе с отличной самодисциплиной и ответственностью 🙂
На полдороге пограничники с автоматами наперевес.
О, мы совершаем открытия! Открываем наличие приграничной территории в городе и ее запрет. Вскрываем детали, незамеченные ранее даже большинством жителей города.
За это – несколько часов в пограничном отделении. Таксист, которого не отпустили, а устроили отдельный разговор, проклинает тот день, в который связался с нами (он тоже не знал, что ездить по улицам нельзя. Во всяком случае, не со всеми гражданами). Олю Носковец, эколога, задержали дополнительно на несколько часов. Еще одного водителя задержали тоже на несколько часов, нашли у него фигню с регистрацией, которую не могли найти 3 года подряд до этого.
На машину, взятую в аренду, ориентировка. Задерживают ее и тратят время на каждом посту, на некоторых 2 раза подряд с паруминутным перерывом – при разворотах обратно.
Задерживают, даже когда едем под конвоем [других] полицейских.

Ок, начало, маленький кусочек ролика все-таки снят.
Общий сбор уезжавших пачками из отделения, он же ужин. С краю стола у окна обсуждают моральные качества уборщицы, работающей в гестапо. К другому краю, рядом с Толоконниковой, грубо подсаживается мужчина (огонька не найдется… девушки… давайте угощаться… и тихой сапой за наш столик). Пытается переманить на себя внимание с проблем гестапо и российских СМИ, громко кричит что-то вроде “вез шефа, дурак, зажигалка, а тут мудак, щах! я его по уху! а он такой, идиот, и шеф идиот” и ведет т. п. светские беседы. Никто не реагирует на его самовыражение, ведем себя мирно, о своих насущных делах. С другого столика зато встает недавно вроде бывший трезвым другой мужчина с недовольным “Зачем на меня так смотришь!”, подходит к нашему столику, начинает скандалить. На просьбы отойти с неизвестным нам гражданином за свой или его столики и смотреть друг на друга, ругаться, или как уж там захотят, реагирует странным образом: не прислушивается к резонной аргументации, а находит обиду в том, что я обладаю женским полом и разговариваю с ним. Хочет заставить отвечать нас за “нашего товарища” и кажется за то, что я женщина. Не поддаемся на разводку, платим, уходим. По пути нас еще раз пытаются провоцировать на агрессию с нашей стороны названиями с гомосексуальной наклонностью, видя в этом что-то порочащее и оскорбительное; женским родом; неподдержкой истинной-мужской-дружбы (хм, проявляющуюся в том, что не стали бить совместно морду первому-попавшемуся непонятно за что?) и т. п., видимо считающимися обидными из фалоцентрично-дискриминирующе-иерархичной оптики, выпадами.
Хочется верить, что произошедшее – просто совпадение и случай неадеквата. Нет, ну то есть все-таки не хочется, конечно, верить, что в Сочи в первый же заход в кафе первые же жители такие… Допустим, странные… Нет, ну то есть больше хочется надеяться на единичность, чем на правило…
Но обнаруживая, возможно и паранойным после полиции и слежек взглядом, следом и на противоположной стороне улицы группы, движущиеся с нашей скоростью, замедляющие и ускоряющие шаг, ожидающие когда мы остановились, все больше соглашаешься поначалу отказывающимся верить разумом в погружение в топорную антиутопию.

Машина-открыть-закрыть-ночь-холодно-отойти-подойти-раздеться-гитара-на нервах не заметили спущенных колес-где фотоаппарат-очень кстати рядом есть олимпийские игрушки-пешая прогулка на сон грядущий полезна для здоровья- Путин научит тебя любить Родину!!!!

Есть, еще кусочек клипа!

Третий день.
Друзья, активисты, экологи. (да, на зоне Витишко..)
Выходим из гостиницы. Доходим до остановки, автобус, Сочи, в планах взять администрацию, но сначала сквер Морпорта.
Снова курорт, запах, приморские растения, цветущая мимоза, тепло, весна и солнце в феврале, единичные прохожие проверяют документы т. к. неизвестно где проживает девушка, рядом с ними такие же прохожие противоречиво утверждают, что прекрасно это знают, но спросить у нее о чем-либо в гостинице, где знают где она проживает, не могли, следили, довели через пол-города, старались, тратили на бессмысленные действия свое время, и теперь просят проехать в участок всех, т. к. в гостинице была совершена кража. Чего-то, что написано у них в участке. Чего точно они не знают, да и к чему это. Нет, нас не задерживают. Нас приглашают как свидетелей. Опросить, как якобы остальных на месте в гостинице, нас не могли и не могут. Дать нам извещение или пригласить нас чуть позже, после нашей прогулки, мы даже сами приедем, не могут. Все по необъяснимым обстоятельствам. Подождать адвоката также невозможно. Нет-нет, еще раз, нас не задерживают. Нас всего лишь силой и немножко побив засовывают в несколько машин, полицейских и гражданских, и насильно везут. Как выясняется по прибытии, в участок. У одной из девушек, пока бьют, отбирают камеру, на которую она снимала происходящее.
Еще часть съемочной группы “не-задерживают” в Макдональдсе. В том самом спонсоре Олимпиады. Подходят к столику и производят задержание с доставкой в отделение на шикарно сформулированном основании “ваши девушки вас ждут”. В стране победившей гомофобии, при изрядной доли воображения вслед запретам, это конечно весомое основание для задержания девушки. Но среди них ведь были и мужчины… Снова странно и непонятно.
В участке снимать никому кроме полицейских нельзя, о чем официально предупредили, хотя с камерами ходят и снимают люди в гражданском. Нам же снимать то, как у Маши ломают очки, других участниц группы снова избивают и силой утаскивают куда-то, пока не успел приехать адвокат, тоже нельзя. Говорят, что он ждет у следователя. На этих словах адвокат заходит в зал, только что прийдя в участок. За очередную наглую ложь никто не извиняется. Формулировки как и весь день “вас не задерживают, в передвижениях не ограничивают, но идти вы никуда не можете, только куда мы скажем, пройдите…”. Опрос у следователя, 5-10 минутный, который не стоил половины потраченного дня.
Съемки в дневное время снова накрылись. С такой тенденцией не успеем ни снять ролик, ни смонтировать, ни сделать документацию, ни противостоять молчаливо властно-беззаконному, все более наглеющему, беспределу.
Раскрытие карт, до готовности ролика объявление о нем, пресса у входа в участок, перекрыт переулок, камеры через решетку. Один из полицейских “Вы сделали мой день”. Балаклавы, платья на группе… Торжественный выход и мини-презентация песни. Столпотворение, бег с препятствиями после песни-интервью-песни. Многократное
“…Салют начальничкам, привет дуче.
Сочи блокирован – Олимп под надзором
Спецсредства, оружие, толпы ментов
ФСБ – аргумент, МВД – аргумент
По России-1 апплодисменты.
Путин научит тебя любить Родину!”

с текстом, все более подтверждающимся действительностью.
Падают камеры, одежда, документы, съемочные группы. Женщины с улицы по дороге кричат: “Там тупик, поворачивайте здесь!”. Проходы между домами. Такси, ручкой журналистам. Самый быстрый, но все-таки тупящий лайфньюз (или другие журналисты?) в гостинице ходят по этажам, спрашивают не знаем ли что-то о преступлении, не мы ли были сегодня в участке случайно. Нет, конечно 🙂 Гостиница по ходу тоже о краже не знает: к другу, сидевшему с утра в номере, никакая полиция с вопросами не обращалась.

Четвертый день
Очередные курортные прогулки под субтропическим солнцем.
Неподментованный гражданин радуется живой Наде, разговаривает, фотографируется с ней.
Кафе как координационно-репетиционный центр.
Говорят, снаружи бродят казаки. В отличие от узнающих людей на набережной, безрадостные. Выход, пару сотен метров до площадки Медиа-центра и порта, где висит банер “Сочи 2014”. Да, действительно казаки. Следом. Группа приступает к съемкам, появляются яркие краски, слова песни, и наконец казаки начинают радоваться на свой манер: избивать нагайками, душить, таскать за волосы, крушить имущество и людей.
Плевать, надо сдержать слово и снять ролик.
Камера не снимает. Не могу понять почему. Неужели от того, что попала с ней в облако газа, от которого болят глаза и нос? Или от того, что по ней тоже ударили нагайкой? Мир рушится. Что делать без рабочего инструмента? Пожалуйста, все застыньте!!! Пока не разберусь с техникой. Что же делать, как буду жить, где найти новую, где Москва где можно за год наверно найти аналогичную или хотя бы взять свою древнюю плохого качества, как за секунды отмотать время и восстановить его?.. Кажется, бьют, тащат за горло. Да что ж за люди… У меня КАМЕРА НЕ СНИМАЕТ. Я ничего не чувствую, я занята другим – думаю что делать и собрать осколки мира…
Ура, начала снимать. Через раз. Но начала!! Возврат. На сумке на спине разодрана молния. Тащили за нее. Оказывается, рука плохо сгибается. Это нагайка. Шея вроде ничего, глаза болят. Пока плевать, пока работа. Мир не разбился, счастье.
Ироничное “спасибо” безумным казакам за демонстрацию, как именно на Олимпиаде учат любви.
Полиция казакам не мешает. Она переписывает паспортные данные только у потерпевших, пытается помешать уйти, и работать и гулять им дальше по показательному олимпийскому городу. Беспрепятственно отпуская преступников с места преступления.
Показательный разговор с полицейским:
– Девушка, стойте!
– Зачем?
– Вам нельзя уходить!
– Почему?
– Вы должны… вы… (нервно звонит по телефону)
– Это задержание?
– Нет, просто вы никуда не уйдете! (ну сколько же можно этой фразы и беспредельной силовой наивности за последние дни?!!)
– На каком основании?
– Да стой ты, основание потом найдем!
Бежит следом, но посреди улицы в одиночку одну девушку не решается схватить. Еще более нервно то набирает телефон, то пытается забежать вперед, перекрыть телом улицу, не касаясь непосредственно руками, то преследует и отчаянно просит, не выходя из приказного стиля, остаться. Жалко его за нервы, его безвыходность и страхи, но… Лечить его нет времени, и тут больше поможет проникание духом в Конституцию и Кодекс + возможно психолог.
А из лечения днем одна скорая. Швы гитаристу Pussy Riot от удара по голове казаками. Т.е. от их удара отобранной гитарой.
После бегства под прикрытием органов с места славы “героев” представления – кого-то надевшего форму казаков, кого-то даже лица их атаманов Куца и Коськина, которых по их несколько-дней-спустеному мнению там не было, но изображения на видео и фото откуда-то взялись, – свита за группой значительно меньше.
Идем наслаждаться и продолжать любить Родину в парк у администрации Сочи.
Фонтан, олимпийские кольца, драйв, зрители, умеющие радоваться более лучше, чем на предыдущей площадке. После выступления все-таки находится один, от избытка чувств бьющий Машу Алехину по голове бутылкой. Но в целом эмоции выражаются не так примитивно. Даже подготовленными рисунками с курами и гамбургерами (хотя в них двойная ошибка: и бедная кура ни при чем, и Макдак спонсирует капитализм-эксплуатацию-Олимпиаду, это в Сочи для неумеющих искать инфу во всех офиц.бумажках и даже на заборах написано. Я сама видела. Начиная со въезда в город.)
Независимо от положительности или отрицательности этих выражаемых эмоций, это уже хорошо: рост сознания, человечности. Ошибочное или ложное, но методы и источники поиска инфы проще корректировать чем общую агрессию и стремление мочить любых человеков разумных…
Попытка снять побои. Оскорбления врачей, клятву Гиппократу сменивших на клятву Власти, Статусу, Коррупции.
До утра монтаж.
Получилось гениально! Кадры, текст. Родина! Она, любимая!

Пятый день.
Утром конференция, презентация ролика. Не обошлось без кур и петухов, все еще настолько будоражащих воображение отдельных граждан, что они готовы приписывать и навязывать свои сексуальные фантазии всем подряд.
Отдельно, в аэропорту, снова странное внимание: избирательный подход служб безопасности и проверка документов у стойки регистрации на вылете с вопросами “Ваша цель присутствия здесь?” и т. п. Да, хочется воспользоваться аэропортом. Желательно беспрепятственно, так, как это по умолчанию можно любому гражданину, и для чего аэропорт строили. Ведь для этого же строили?..
Самолет-самое дорогое такси за жизнь-самолет-аэроэкспресс на сей раз без надгробий-дом.

С любовью к Родине.

2 1

4 3

DSC_2470_1 DSC_2723

О фестивале

МедиаУдар – международное сообщество, направленное на изучение, артикуляцию, документацию, поддержку и развитие активистского искусства. Важным для сообщества МедиаУдар является включение художественных проектов в реальные социально-политические практики, такие, как участие в кампаниях по защите прав миноритарных групп, за освобождение политических заключенных, защиту окружающей среды, развитие системы альтернативного здравоохранения, борьбу с цензурой и диффамацией по отношению к деятелям культуры и др. 

Самоорганизация

Фестиваль формируется по принципу самоорганизации рабочей группы художников, активистов, искусствоведов и философов в формате “баркэмп” – неофициальной конференции, создаваемой самими участниками. Это включает в себя ассамблеи, экспедиции, издательскую деятельность,
выставки, презентации, лекции, воркшопы, дискуссии, литературные читки, концерты, видеопоказы, резиденции, совместные акции, теоретическую лабораторию.  

Контакты

Присоединяйтесь в: Twitter | Facebook
Связаться с фестивалем можно по email mediaimpact2014@gmail.com