Хакаактивизм и порнография: опыт фестиваля короткометражного инди-порно CUM2CUT

Татьяна Баззичелли
Перевод: Антон Николаев

Об авторе: Tatiana Bazzichelli, доктор философии, исследователь хакактивизма и сетевой культуры, куратор, изобретательница термина «артивизм», организатор CUM2CUT – независимого фестиваля короткометражного порно. Италия-Германия

585190_1000

Хакактивизм – это термин объединивший в единое целое две разные концепции: хакерство (hacking) и активизм. Хакерство в данном случае важна как креативная практика: пренебрежительный к закону, но при этом изобретательный способ использования компьютеров. При таком угле зрения важно обращение к познанию, причем в той части, где важна этика и сотрудничество. Активизм же важен как выражение индивидуального и коллективного действия с целью достижения социальных целей и поддержания освободительной борьбы.
Важно отметить, что хакаактивизм означает не только использование технологий, а рассматривается в контексте распространения и свободы использования информации, а также как пространство чистого эксперимента.
Если мы сравним в качестве примера хакерский и активисткий бэкграунды итальянской и испанской андеграундных культур за последние тридцать лет, то увидим, что «хакактивистская» культура очень часто связана с радикальным панком а также идеологией самоуправления и автономного производства Do-It-Yourself (DIY).
Многие хакерские и активисткие утопии восьмидесятых и девяностых оформлялись в ходе коллективных экспериментов в сквотах, социальных центрах, а также виртуальных пространствах, например таких как BBS (Bulletin Board systems). Все эти среды естественным образом порождали идеи построения самоорганизуемых и экономически независимых пространств для коммуникации и взаимодействия. [1]
Создание сетей взаимодействия между индивидуальными и коллективными опытами, в которых хакерство свободно переплетается с радикальной политикой, безусловно не ограничивается исключительно креативным использованием компьютеров и технологий. Секс также может эффективно использоваться в качестве рабочего поля хакерских экспериментов и автономистских стратегий панковского DIY.
Если хакактивизм – можно рассматривать как прямое действие совершаемое с помощью интернета, то порнография в этой логике – прямое действие в рамках тела (совершаемое вне сети, но могущее туда транслироваться). Некоторые эксперименты европейской квир и активистких культур (речь идет об Италии и Испании) показывают, как трансформируются эти хакерские и DIY позиции от тела к более широкому понятию сексуальности.
Эксперименты с DIY-организацией панк-сцены и хакерскими идеями свободного распространения, открытости, децентрализации, свободного доступа к информации и императива жизненности (hands-on imperative) (Levy, 1984) стали базой для создания нового типа порнографии.[2]

Панк-порно как активистская и художественная стратегия
Порнография демонстрирует как динамика и мощь сексуальности рисуется и увековечивается с помощью тела. Это может служить территорией как радикального так и игрового действия, например перформативные эксперименты, пост-порно сцены а также более поздних явлений квир-культуры.
Нить которая связывает практику и теорию идет от Genesis P. Orridge and Cosey Fanny Tutti к Richard Kern и Lydia Lunch, к Annie Sprinkle, BruceLaBruce, Maria Beatty, Emilie Jouvet и Beatriz Preciado. [3] Эта линия очевидно конфликтует с некоторыми существующими гендерными представлениями.
«Традиционный» феминистский подход, старается не выходить из рамок политической корректности и исходит из некритической презумпции существования гендерной дихотомии. Этот взгляд догматичен и не позволяет рассматривать проблему давления властных структур на личность вне отрыва от мифологизированного подхода, что порно неизбежно содержит в себе эксплуатацию. Любое художественное высказывание с использованием порно неизбежно порождает обвинения в эксплуатации моделей. Очевидна необходимость критического отношения к такому подходу. Нужно перестать относиться к порнографии как к чему-то враждебному, а наоборот к инструменту освобождению доступному самым широким массам.
Пока мы будет продолжать обозначать порнографию как нечто неизбежно сексистское, шовинистское и мачистское, мы будем оставлять этот инструмент во вражеских руках, создавая в нашей среде кривое зеркало иерархических отношений между мужчиной и женщиной. Кроме того такой подход рождает тараканьи полчища нудных банальностей
Stewart Home приводит цитату Cosey Fanny Tutti по этому поводу: “Феминистки любят говорить, что вас используют. Но это не совсем так. Использование – это когда тебя заставляют делать что-то некомфортное. Когда ты – не ты. Когда тебе приказывают: «Сделай это!». [4] Если же ты делаешь что-то по своей воле и в здравом уме – это, очевидно, уже не использование.
Хороший ответ на подобные обвинения – создание порно-панка, а лучше даже панк-порно: Порнография становится экспериментальным полем открытым для всех нас, применительно к динамике кристаллизующейся власти, а так же самоуправлением нашей собственной сексуальностью.
Сознательная роль женщины (и мужчины) в этой логике – персонально внедряться внутрь механизма телесного выражения и производства желания, разрушает их изнутри, противопоставляя им причудливую выразительность повседневной жизни
Эта концепция панк-порно не новое изобретение, ей предшествовала немало актов альтернативного и любительского порно, оно обрело свою форму в нете (блоги, p2p технологии, платформы фото и видео обмена и т.п.) и социальных сетях в середине двухтысячных. Katrien Jacobs писала в 2007 году в введении к ее книге о порнографии в нете (netporn):
«Порно было успешно экспроприировано и по своему интерпретировано альтернативными продюсерами и сексуальными работниками, молодыми, поддерживающими порнографию феминистами, порно-сетями квир, эстетически-технологическим авангардом, p2p трейдерами, радикальной сексуальной культурой а также активистами борющимися за свободу высказывания». [5]
Однако перенося порно в область гуманитарного исследования, и определяя его производителей как субъектов «альтернативного порно» или «пост-порно», другая исследовательница, Florian Cramer отмечает проблематичность этого умозрительного допущения: «Цена таких обобщений – уход от значимых различий. С одной стороны провокативное использование сексуальных сцен часто разрушало маркеры, которые отделяли экспериментальное искусство от коммерческой порнографии: такое происходило с Курбе, Дюшаном, с прозой Батая, куклами Hans Bellmer, венским акционизмом, проектом “Meat Joy” художницы Carolee Schneemann. Однако, парадоксальным образом, часто проходило обратное: вполне традиционные порнографы признавались художниками: Nobuyoshi Araki and Irving Klaw, комиксист Eric Stanton, прославившийся фетишистскими стрипами, режиссеры очевидно использующие секс в коммерческих целях Russ Meyer, Doris Wishman, Jean Rollin (работу последней превозносила Aida Ruilova во время последнего Берлинского биеннале), а также Jess Franco[6].
Анализируя эту логику, приходишь к выводу, что порнография выражает себя через дихотомию, в которой она является зеркалом желания и потребностей двух не связанных друг с другом категорий людей. С одной стороны находятся потребители коммерческой порнографии, с другой стороны ценители альтернативной. При этом существует «серединная зона» этим дуализмом не затронутая к которой очевидно принадлежат люди, которых не особенно увлекает мэйнстрим-порно, но в то же время они не являются ни частью квир-коммьюнити ни потребителями альтернативного порно. Встает вопрос о расширении аудитории.
Неудивительно, что создатели панковского DIY пост-порно как впрочем и организаторы фестивалей нетпорна и квир-сообщества нередко объявляют себя создателями новой эстетики, которая способна сделать порно более доступным. Однако на деле это чаще оказывается артефактом интересным лишь узкой группе людей и каждый раз встает вопрос о возможности сделать порно более доступным, «открытым для всех», а не создавать лишь прецедент для обсуждения частных аспектов порнокультуры интересный лишь специалистам. Другой тоже не особо оптимистичный, зато вполне практичный сценарий: создание небольшой, но пока еще не занятой ниши порнобизнеса.
Одной из сильнейших сторон панк-культуры была концепция искусства для всех, когда слушатель был почти равен исполнителю: любой мог петь или быть поп-звездой. И для этого не нужно производить специальных усилий: нет необходимости становиться частью музыкальной индустрии, по крайней мере первоначальные устремления были именно такие. Это важный императив панк-культуры, которому нам стоит продолжать следовать. И это та самый культурный исток из которого проистекло хакактивисткое порно.
Хакактивисткое порно можно рассматривать в авангардном ключе: как возможность изобретения «порно будущего», реконструировать его значения выхода за пределы гендерных стереотипов или специфических политических или сексуальных наклонностей. Это может быть смелым вызовом реальности: давайте делать порно каждый день и таким образом жизнь будет принадлежать нам. Мощный шаг в эту сторону уже совершили художники группы Флюксуса в шестидесятые и семидесятые.
В 1972 году Wolf Vostell, один из пионеров видеоарта, хепенингов и участник движения Флюксус, написал на почтовой открытке: «Дюшан назначил предмет искусством, а я назначаю искусством жизнь». В этой логике порнохакактивисты должны назначить порно, только не искусством, а самой жизнью. Жизнь искусством уже провозгласил Флюксус.
Сетевое порно: опыт CUM2CUT – независимого фестиваля короткометражного порно
Идея откровенности и DIY были изначальной точкой развития панк-культуры и хакерской этики, а также сетевого искусства например такого как мэйл-арт. Сетевое искусство базировалось на фигуре художника – сетевого работника: создателя платформы для обмена информации и контекста для связи и обмена. Такое искусство не базировалось на объектах, также не ограничивалось цифровым или аналоговым инструментарием. Целью было создание системы отношений и взаимодействий между сетевыми участниками, индивидуумами которые в своем взаимодействии могут создавать другой контекст или делиться информацией
Такие же DIY практики были использованы для описания более поздних феноменов сетевой культуры и хакактивизма, от Неоизма и Плагиаризма, начиная с девяностых годов, когда сетевые проекты стали возможны благодаря развитию компьютеров и интернета
Вдохновленный «хакактивисткой позицией», которая обращалась к Интернету как к политическому пространству, в которой была возможность децентрализированного, автономного и самого широкого демократического участия, Gaia Novati и я создали экспериментальный фестиваль CUM2CUT: независимый фестиваль короткометражного кино, с помощью которого мы хотели бы сартикулировать хакактивисткий и сетевой подход к порнографии.
Выдержки из сайта фестиваля www.cum2cut.net, 2006:
CUM2CUT – независимое порнографическое соревнования, четырехдневный марафон в котором участникам предлагается делать короткие фильмы. Короткие фильмы должны быть порнографическими, однако участникам не обязательно быть актерами или порноэкспертами.
Главная идея CUM2CUT – объединить гетерогенную и интернациональную сеть людей, которые хотят созадавать независимое искусство и свободно выражать свою сексуальность. Таким образом CUM2CUT – это сетевая платформа, в которой люди могут создавать порно без опасности быть маргинализованными
CUM2CUT – это возможность для участников поэкспериментировать со своей сексуальностью и порнографией создавая независимые короткометражные порнофильмы: самые лучшие ролики которые вы могли бы сделать или посмотреть. Экспертное жюри сформировано из людей вовлеченных в порно и квир субкультуры, визуальное искусство а также связанные с экспериментальным кинематографом.
Предлагаются три номинации, победители которых получат призы» [7]
CUM2CUT стартовал в Берлине в октябре 2006 как часть Фестиваля порнографических фильмов в Берлине, недельного события под руководством немецкого режиссера Jürgen Brüning. Для того, чтобы у участников не было возможности обмануть жюри были предложены правила создания фильмов: использование специальный символов, объектов, предложений и звуков. Это исключало проникновение в конкурсную программу фильмов снятых не в течении специально отведенных для этого четырех дней. Также в качестве маркеров предлагались и «жанры»: Superhero XXX, Splatter Porn, Pop Star Porn, Alien Porn, Horror College Porn, Dadaist Porn, Christian Porn, Socialist Porn, 9/11 Porn, и так далее…
В жюри входили такие люди как Joe Gallant, Julia Ostertag, Shu Lea Cheang, Ela Troyano, Tessa Hughes Freeland, Shu Lea Cheang, Francesco ‘Warbear’ Macarone Palmieri и многие другие. Жюри знакомилось с работами непосредственно на премьере, просматривало его вместе с фестивальной публикой и в своих оценках во многом ориентировалось на реакцию зала. В ноябре 2008 фильмы CUM2CUT среди других работ были выставлены на выставке «Porno 2.0» в D21 Art Gallery в Лейпциге, а в 2009 CUM2CUT начал путешествовать по Европе подобно цыганскому табору. Фильмы CUM2CUT были показаны на многих международных фестивалях и конференциях. (полный лист показов и высавок по ссылкеhttp://www.cum2cut.net/en/index.php). В 2009 фестиваль вступил в партнерские отношения с Arse Elektronika Festival и наши фильмы были отобраны для мероприятия Prixxx Arse Elektronika которое прошло в Roxie Theater в Сан-Франциско.
В чем же идея фестиваля CUM2CUT и почему мы связываем его вышеупомянутой идеей хактивисткого порно? Ответ на это можно получить изучив текст презентации CUM2CUT 2007 года, когда было организовано два параллельных порномарафона – один в городе Берлине (порн-соревнование), а другой в нете (прон-соревнование).
«В отличии от мэйнстримного порно, фестиваль CUM2CUT в Берлине фокусируется на активности международного независимого и контркультурного квир-движения и представляет платформу где художники, режиссеры, диджеи, актеры и иные заинтересованные лица могут сотрудничать.
Во многом это произошло благодаря активности представителей квир-контркультуры. Целью движения было развивать и наслаждаться новыми формами подрывной телесной политики в терминах гендерной и сексуальной ориентации.
В этом контексте, квир обозначет выражение сексуальности за пределами границ идентичности и пересечение пределов фиксированных гендеров и стереотипов. В то же время идея квир близко смыкается с DIY культурой панков и хакеров: CUM2CUT хочет поощрить всех, кто хочет выразить себя используя свои тела и медиа с независимой точки зрения, создавая новые экспериментальные языки квир.
Идея заключает в максимальном расширении культурных полей имеющих отношение к порнографии. При этом программа фестиваля должна подрывать мейнстримовскую порнографию, показывая, что навязывается как отклонения на самом деле может быть нормой
Фестиваль CUM2CUT надеется помочь тем, кому уже осточертела мейнстримная порнография, кто фрустирован нормализирующими общественными правилами. В то же время, CUM2CUT демонстрирует возможность критической перспективы в области «личное – это политическое» и отвергает представление о радикальной политике как о чем-то невыносимо серьезном и скучном.
CUM2CUT предлагает экспериментальный концепт в рамках которого предполагается связать телами пространство, по которому порнография распространялось бы как облако пыльцы, эротизирующее Берлин. В этом облаке смешались движущиеся тела, номадические идентичности и любовные игры. В 2010 году CUM2CUT попытался эротизировать сеть, используя прон-соревнование, с использованием файлообменников, ссылок, трюков и пранков, чтобы интернет-технологии стали бы порно-инструментами. Наши тела не единственные интерфейсы для выражения нашей сексуальности и желаний, почему бы не попробовать использовать другие инструменты. Ничто не мешает нам помыслить Интернет как сексуальный субъект!
Фестиваль независимого короткометражного порно открыт для квир, гомо, гетеро, лесби, би, и транс независимых видео и кинорежиссеров, порнографов, перформеров, сценаристов, режиссеров, художественных квир-акивистов, художников, хакеров, мыслителей, людей с открытым сознанием и вообще всех людей которым нравится миксовать тела и технологии. Предлагается развивать идеи с помощью производства кинофильмомв и дальнейшего распространения. Для того чтобы открывались границы не только сексуальности, но свободы творческого выражения, работы предлагается зарегистрировать с помощью Creative Commons.
По аналогии с идеей называть peer-to-peer аббревиатурой P2P мы создали термин C2C (cum to cut). C2C связывает понятия удовольствия и удовлетворения с обменом порнографическими экспериментами.[8]
С тех пор как мы решили выпускать фильмы с использованием технологий Creative Commons, они доступны онлайн по следующим ссылкам:
www.cum2cut.net/en/index.php?sect=movies2007;
www.cum2cut.net/en/index.php?sect=movies2006.
CUM2CUT был не просто попыткой создать новый тип порно, скорее это был коллективный воркшоп, где участники соревнования, участники жюри и мы, порно-нетворкеры, были объединены вместе в коллаборацию.
Конечным результатом была калейдоскопическая коллекция порнофильмов, которые с точки зрения традиционного порно язык не поворачивается называть порнографией.
CUM2CUT была попыткой отнестись к порно как к открытой парадигме, как способу жизни. Городская среда нам ответила созданием сети людей через порнографию, таким образом расширив границы и пределы сексуальности. Это была попытка «открыть» порно для повседневной жизни и для любых индивидуальных интерпретаций и дериваций.
По направлению к хакактивистскому порно
По пути к формулированию идеи хакактивисткого порно нам понадобились разные взгляды на сексуальность, создание проектов, артефактов, креативных действий, в результате которых порнография стала художественной платформой, автономной и экспериментальной коммуникативной сетью.
Порнография – это инструмент обмена и распространения сексуальным опытом. Порнография, эротизм и сексуальное удовольствие становятся хорошими способами передачи желания, выражения удовольствия женщин и мужчин, или разных форм сексуальности пока еще не изобретенных, но хотящих проявиться, в которых разнообразие и инаковость могут жить вместе.
Для взаимодействия с порнографией вместе с другими идентичностями, которые выходят за рамки стерильных определений и стереотипных гендерных представлений, необходимо «хакнуть» порно изнутри, сделать его новой формой свободного артистического эксперимента. Это хорошая возможность в которой люди могут сознательно выбрать свою роль.
Такой подход к порно, включает в себя целый список сексуальных ориентаций: гетеросексуальная, бисексуальная, гомосексуальная, транссексуальная, все виды порно: indie porn, queer porn, netporn, bear porn, dyke porn, kinky porn, science fiction porn, dada porn – то порно которое вы придумали, но никто еще об этом пока не знает – и вообще все формы, сексуально желания открытые для максимально большого количества людей.
Хакактивисткое порно в лучших авангардных традициях пытается помыслить порно будущего, в котором каждый будет иметь право на самовыражение. Это не поможет нам избежать конфликтов, но должно показать нам возможность персонального видения порно оформленного полифоническим желанием.
2010
http://www.tatianabazzichelli.com/PDF_files/Bazzichelli_Hacktivist_Pornography.pdf

[1] Для того чтобы изучить более полную историю андеграундных сообществ предлагаю ознакомиться с моей книгой. Networking. The Net as Artwork, Aarhus, DK, Digital Aesthetics Research Centre, 2009. Online at: www.networkingart.eu/english.html. Некоторые размышления которые воспоизведены в этом тексте – это развитие тезисов высказанных в последней главе книги («Экстра Гендер», переведенной с итальянского на английский Марией Анной Каламия).
[2] Некоторые примеры подобной стратегии в итальянском андеграунде за последние десять лет: кибер-панк-трансгендер Хелена Велена (www.helenavelena.com); активность женской и гендерной лаборатории Sexyshock в Болонье (www.ecn.org/sexyshock / www.bettybooks.com); квир-пати Phag-Off и то что за ней последовало (www.myspace.com/warbear); Tekfestival (www.tekfestival.it); the Pornflakes collective (www.pornflakes.org); Carni Scelte (www.myspace.com/carniscelte); Vida Loca Records (www.myspace.com/vidalocarecords); а также эксперименты в Берлине которые следовали за итальянскими событиями: Poopsyclub (http://www.myspace.com/poopsyclub) и Sabot Age (http://www.sabotage-berlin.com), в Испании: Girlswholikeporno (http://girlswholikeporno.com); Ex-dones (www.exdones.blogspot.com); Post Op (http://postporno.blogspot.com); GoFist Foundation (http://gofistfoundation.pimienta.org); Diana Pornoterrorista (http://pornoterrorismo.blogspot.com); La Quimera Rosa (http://laquimerarosa.blogspot.com).
[3] Для того, чтобы узнать больше о вышеперечисленных практиках и теориях, ознакомьтесь со списком книг и эссе предложенных в библиографии к этой статье.
[4] Stewart Home: Confusion Incorporated. A Collection of Lies, Hoaxes & Hidden Thruths. Hove, UK: Codex Books, 1999, p.70.
[5] Katrien Jacobs: Netporn. DIY web culture and sexual politics. Lanham, Maryland, USA: Rowman & Littlefield Publishers, 2007, p.3.
[6] Florian Cramer: Sodom Blogging: Alternative Porn and Aesthetic Sensibility. In the C’lick Me Reader, Amsterdam, 2007, which can be downloaded at:http://www.networkcultures.org/clickme/pdf/clickmeReader_9MB.pdf.
[7] CUM2CUT: Indie-Porn Short Film Festival, 2006,http://www.cum2cut.net/06/index.html.
[8]CUM2CUT: Indie-Porn Short Film Festival, 2007,http://www.cum2cut.net/en/index.php?sect=background.
Bibliography:
Beatriz Preciado: Kontrasexuelles Manifest, Berlin, Germany, b_books, 2003.
Florian Cramer: Sodom Blogging: Alternative Porn and Aesthetic Sensibility. In
the C’lick Me Reader, Amsterdam, 2007.
Katrien Jacobs: Free Passwords: The Bumpy Guide to Porn Sharing, in Neural
Magazine, Bari, Italy, 2009. Online at: www.libidot.org/neural/passwords.htm.
Katrien Jacobs: Netporn. DIY Web Culture and Sexual Politics. Lanham,
Maryland, USA: Rowman & Littlefield Publishers, 2007
Stewart Home: Confusion Incorporated. A Collection of Lies, Hoaxes & Hidden
Truths. Hove, UK: Codex Books, 1999.
Tatiana Bazzichrelli: Networking. The Net as Artwork, Aarhus, DK, Digital
Aesthetics Research Centre, 2009. Online at:http://networkingart.eu/the-book.
Tim Stüttgen (Ed.): PostPornPolitics: Queer Feminist Perspectives on the Politics
of Porn Performance and Sex Work as Cultural Production, symposium reader,
Berlin: b_books, 2009.
License:
GNU Free Documentation License. Version 1.3, 3 November 2008
Copyright (C) 2010, Tatiana Bazzichelli.
Permission is granted to copy, distribute and/or modify this document under the terms of the
GNU Free Documentation License, Version 1.3 or any later version published by the Free Software
Foundation. A copy of the license is included in the section entitled “GNU Free Documentation
License”: www.gnu.org/licenses.

  • anya

    круть!

О фестивале

МедиаУдар – международное сообщество, направленное на изучение, артикуляцию, документацию, поддержку и развитие активистского искусства. Важным для сообщества МедиаУдар является включение художественных проектов в реальные социально-политические практики, такие, как участие в кампаниях по защите прав миноритарных групп, за освобождение политических заключенных, защиту окружающей среды, развитие системы альтернативного здравоохранения, борьбу с цензурой и диффамацией по отношению к деятелям культуры и др. 

Самоорганизация

Фестиваль формируется по принципу самоорганизации рабочей группы художников, активистов, искусствоведов и философов в формате “баркэмп” – неофициальной конференции, создаваемой самими участниками. Это включает в себя ассамблеи, экспедиции, издательскую деятельность,
выставки, презентации, лекции, воркшопы, дискуссии, литературные читки, концерты, видеопоказы, резиденции, совместные акции, теоретическую лабораторию.  

Контакты

Присоединяйтесь в: Twitter | Facebook
Связаться с фестивалем можно по email mediaimpact2014@gmail.com